История с мамонтёнком

30 сентября 2014 | Категория: Сибирь | Метки:

Мальта в Иркутской области около века остаётся загадкой для архео­логического мира, поскольку ближайшие аналоги к находкам в посёлке историки обнаруживают только в Европейской части России. В 1928 году в Мальте состоялась мировая сенсация:  советский антрополог, археолог и скульптор Михаил Герасимов открыл  палеолитическую стоянку первобытного человека. Герасимовым были найдены скульптуры из кости, известные до того лишь по раскопкам в Западной Европе.

Останки мамонтёнка обнаружили всего в нескольких метрах выше от места открытия Герасимова. Чуть ниже – раскопы 1990-х, 2000-х годов. «В прошлом году мы там находили фрагмент крестца мамонта, только крупной особи», – рассказывает инженер-исследователь кафедры археологии, этнологии и истории древнего мира ИГУ Дмитрий Лохов. Дмитрию принадлежит сделанная в конце августа на левом берегу реки Белой находка, оказавшаяся зубом мамонтёнка. Возможно, животное стало добычей древних людей, предполагают учёные. Это удалось выяснить по месторасположению костей, черепу и рёбрам, которые были разрубленными. Зубы мамонта лежали отдельно.  

Ископаемые животные – мамонты и шерстистые носороги – на территории Сибири не редкость, рассказывают сами специалисты. В случае с мамонтёнком удивились, скорее, количеству останков. «Обычно это единичный материал, а тут повезло», – продолжает Дмитрий. К уникальным наш собеседник относит сохранность и датировку: архео­логи предполагают, что возраст находки составляет около 25 тысяч лет. Более точно могут сказать только палеонтологи. Они же смогут определить пол животного. 

 «Существует студенческая шутка, – говорит Дмитрий, – хочешь узнать, древняя ли кость, – лизни. Если прилипает – древняя». Так часто и определяют, особенно если кость лежит очень близко к поверхности. Даже отложения пяти-семитысячной давности могут находиться близко к поверхности, при этом имея отличную сохранность. Находка Дмитрия, например, залегала сразу под дёрном.

«Делали два шурфа (горные выработки небольшой глубины), – делится археолог Дмитрий Лохов, – и лишь на третий раз нам улыбнулась удача». Сначала нашли зуб, потом фрагменты черепа, после этого другой зуб и рёбра. Положение костей указывало на то, что животное, вероятно, употребили в пищу древние люди. «Гнуса была много, а у ледника животные спасались от этой мошкары, – строит предположения специалист. – И естественно, человек держался рядом. Где-то мог добить слабое животное, мог мамонтёнок и в трещину угодить. Животные попадали в естественные природные ловушки, а древний человек этим пользовался. Люди не были тогда такими брезгливыми: ели также погибших естественной смертью животных. За счёт потребления мяса и выживали».

Человеческие останки того времени сохранились хуже животных. Человек палеозойской эпохи размещал своё жильё на возвышенностях, чтобы иметь возможность обозревать окрестности. До настоящего времени нет находок, которые могли бы точно объяснить, каким было его жилище, говорят учёные. 

Мегафауна территории Мальты фиксируется в больших количествах. Как считают учёные, события, героем которых стал мамонтёнок, разивались в те времена, когда реки Белой ещё не было. На её месте, как предполагают археологи, находилась система озёр, ледники. Вода заставляла животных держаться неподалёку. 

В планах Мальтинской администрации создать археологический музей. Возможно, туда после проверки палеонтологами передадут найденные в августе останки мамонтёнка. «Мы заинтересованы в том, чтобы туристы видели прошлое нашего края. К сожалению, в последнее время интерес к древности сводится к кладоискательству, собиранию монет», – констатируют наши собеседники. 

Работы на площади, непосредственно прилегающей к раскопкам легендарного Герасимова, будут продолжены. При поддержке центра сохранения историко-культурного наследия Иркутской области специалисты начнут изучать местность, где Герасимовым были зафиксированы знаменитые Мальтинские Венеры и погребения детей. «Многого ожидаем, надеемся получить интересный, информативный материал, который позволит нам дополнить или привнести новые существующие схемы в на­уку и хоть немного приблизиться к успеху легендарного Михаила Михайловича Герасимова», – говорит Дмитрий Лохов. 



Похожие записи:


Оставить комментарий