По пути Бесовых следков

14 сентября 2014 | Категория: Россия | Метки: ,

И в Финляндии, и в Карелии есть удивительные памятники культуры — наскальные рисунки. Только у них — нанесенные охрой писаницы, у нас — высеченные в камне петроглифы. У них — обустроены самым удобным для туристов образом, но не пользуются большой популярностью, у нас — весьма посещаемы, в том числе, увы, и вандалами.

Охранять петроглифы некому

Недалеко от нынешнего Беломорска на гладких, омываемых волнами скалах неизвестные художники высекли рисунки: оленей, лебедей, рыб, охотников с луками… Было это примерно в пятом-шестом тысячелетии до нашей эры.

Сейчас эти места называют Залавруга и «Бесовы следки». Ученые считают, что во время нанесения рисунков здесь был сплошной гранитный язык шириной около 70 и длиной — почти 100 метров. Древние люди превратили его в полотно, выбивая сцены из своей жизни и изображения животных. Всего исследователи насчитали 2,5 тысячи петроглифов. Среди них есть уникальные, не встречающиеся больше нигде. Например, самое древнее в Северной Европе изображение человека на лыжах.

Карельский археолог Надежда Лобанова, открывшая в 1973 году группу петроглифов на Кочконаволоке, бьется за сохранение буквально каждого изображения. А это непросто, хоть комплекс и имеет формальный статус федерального объекта культурного наследия. Скалы, испещренные древними рисунками, на отшибе, охранять их некому. Чем и пользуются вандалы, считающие нормальным дополнить петроглифы сообщением типа «Здесь был Вася», а то и вовсе чем-то незензурным. Вычислить негодяев практически невозможно. А если это и удается в редких случаях, их никак не накажешь. В 1995 году подросток повредил петроглифы на Бесовом Носу. Его нашли. Следствие шло два года, но так ничем и не закончилось. Суд не смог определить сумму ущерба, нанесенного памятнику мирового значения — «нет прецедента».

Вопрос о финансировании ставки сторожа так и остался нерешенным. Единственное спасение в том, что здесь регулярно трудятся ученые, а летом работают волонтеры. Они-то и присматривают за рисунками.

Что такое писаницы?

В Финляндии все по-другому. Здесь не петроглифы, а писаницы, то есть рисунки, выполненные краской. Они моложе на пару тысячелетий, и их намного меньше — всего 120 штук.

Если петроглифы нередко изображают целые сцены, то писаницы обычно представляют собой единичные фигуры людей или животных. Только пять «полотен» включают более десяти фигур, а еще три — около полусотни. Рисунки в Астувансалми, Сааракаллио и Вярикаллио считаются самыми значимыми.

Что касается сохранения памятников, то в соседней стране с этим нет никаких проблем. Везде проложены дорожки, установлены указатели, для туристов работают кафе и сувенирные магазинчики.

Вот только — странное дело — о писаницах мало кто знает. За сезон их посещают лишь несколько тысяч туристов. А в расположенной неподалеку финской школе, где провели опрос участники совместного международного проекта, мало кто из учеников мог поведать что-то о писаницах, их истории и значении. Ребятам об этом не рассказывали ни учителя, ни родители.

В то же время необустроенные и труднодоступные карельские петроглифы, по официальным данным, каждый год посещает не меньше 12 тысяч человек. И это только так называемые организованные туристы. Путешественников, приезжающих сюда со своими палатками, никто не считает. Ученики школ Беломорского района, где также проводили опрос, о петроглифах хорошо знают — с ними знакомятся на уроках истории. Правда, далеко не все видели их своими глазами, выездные уроки программой не предусмотрены.

С учетом изложенного выглядит особенно странным то, что у местных жителей, похоже, нет ощущения соседства с уникальным доисторическим памятником, который надо беречь. Да, в конце концов, на нем можно зарабатывать: водить экскурсии, устраивать туристов на ночлег, печь национальные пирожки «калитки», продавать сувениры.

Навести мосты

Чтобы сберечь петроглифы, вокруг них необходимо создать особо охраняемую территорию, считают эксперты. А это можно сделать, только если у памятника наконец-то появится конкретный хозяин. Сейчас как раз идет процесс передачи территории в муниципальную собственность. Тогда беломорский музей сможет хотя бы продавать входные билеты и сувенирные буклеты, с тем чтобы платить зарплату смотрителю.

Продвигать уникальный карельский бренд сегодня пытаются и с помощью международного проекта «Мост наскального искусства», финансируемого программой приграничного сотрудничества северных стран. Благодаря ему в Беломорском районе провели фестиваль первобытной культуры, возле петроглифов построили дом и причал, обновили указатели, добавили мостки. Однако, как считает археолог Надежда Лобанова, этого недостаточно. Нужна более системная работа и серьезные денежные вливания, в том числе и государственные.

Как это делается, например, в поселке Умба Мурманской области. Там петроглифы открыли сравнительно недавно — всего 17 лет назад, но уже создали музей «Петроглифы Канозера». А в этом году над одной из скал начали строить стеклянный купол, чтобы наскальными рисунками можно было любоваться даже зимой. Проект финансируется правительствами России, Москвы и Мурманской области.

Но самый показательный пример отношения к уникальному доисторическому памятнику — это петроглифы в местечке Альта в Северной Норвегии, где на территории в несколько квадратных километров зафиксировано около пяти тысяч фигур и знаков разных эпох — от каменного века до раннего Средневековья. Этот участок превратился в настоящий туристический центр с безупречной инфраструктурой, полюбоваться на наскальные рисунки сюда приезжают со всего мира. Небольшой населенный пункт процветает исключительно благодаря петроглифам.

Елена Багаева, руководитель проекта «Мост наскального искусства»:

— Карелия имеет бесценное богатство. Петроглифы — бренд Карелии, они стоят в одном ряду с Кижами и Валаамом, но по происхождению значительно старше, им тысячи лет. Однако отношение к доисторическому памятнику несопоставимо с отношением к другим культурным объектам. Петроглифы очень плохо защищены и недостаточно вписаны в туристические маршруты. Между тем они заслуживают быть включенными в перечень наиболее ценных объектов мира.

Главная цель нашего проекта — создать своеобразный мост между двумя интереснейшими древними памятниками культуры. В Карелии это петроглифы Залавруги и «Бесовы следки», в Финляндии — писаницы Вярикаллио. Вполне возможно, что их создателями были общие финно-угорские предки современных карелов и финнов. Этот «мост» позволит формировать общее информационное поле, развивать приграничное сотрудничество, культурный туризм, популяризировать петроглифы и писаницы, поддерживать их и сохранять.

Проект завершается в конце 2014 года. Но он вполне может получить новое масштабное продолжение с вовлечением территорий Северной Фенноскандии — Швеции и Норвегии, обладающих сходными объектами, как, например, Альта, Нем-форсен и Норрфорс.


Похожие записи:


Оставить комментарий