Прокопий Ляпунов – герой смутного времени

27 июня 2018 | Категория: Смутное время

Всегда в период тяжких бедствий вперед выдвигаются яркие, неординарные личности, способные организовать и указать путь среди разрухи и бедствий. К таким людям, без всякого сомнения, мы можем отнести и Прокопия Петровича Ляпунова. Русский военный и политический деятель, думный дьяк и воевода земли Рязанской. Организатор первого ополчения и один из участников составления первой земской конституции.

Прокопий Ляпунов

Происхождение рода Ляпуновых

Ученые до сих пор спорят о древности рода Ляпуновых, поэтому приведем несколько версий. По одной из них, род Ляпуновых происходит от потомка Дмитрия Ивановича Галицина, пришедшего на службу к рязанскому князю. Потомки утеряли княжеский титул и род охудел. Другие историки, напротив, считают, что в «Бархатную книгу» Ляпуновы вписались гораздо позже. Знаток генеалогии С.Б.Веселовский удивлялся как очень добросовестные заполнители родословных допустили такой огрех, как 7-8 поколений в XVI веке и называл это нелепостью. Историк Соловьев С.М. откровенно называл род Ляпуновых «худородным». Оставим историков и дальше изучать родословные и разрядные книги дворянских родов и вернемся к Ляпуновым.

Первое появление Ляпуновых в официальной хронике

Судя по летописям впервые Ляпуновы на страницах официальной хроники появляются только в XIV веке. Некий Савва Семенович Ляпунов служил головой в понизовых городах (Среднее и Нижнее Поволжье). Обычно служить в такие места отправляли за какую-нибудь провинность. Его сына Петра (отца Александра, Григория, Прокопия, Захара и Семена) считали относящимся к роду Радиона Биркина (Биркины  – древний дворянский род в Рязанском княжестве). Покровительствовал Петру Ляпунову и влиятельный думный дьяк Шерефетдинов, зять Биркина. Старший брат Прокопия Петровича, Александр Ляпунов участвовал в отобрании села Шилова у законного владельца и передаче его дьяку.

Дата рождения Прокопия Ляпунова нам не известна. Ученые склоняются к 1570-м или даже 1560 годам. Опираются историки при этом на описания современников Прокопия Петровича, где он выглядел зрелым пятидесятилетним мужчиной. Нет ни одного события в Смутное время, где бы ни поучаствовал неугомонный Прокопий Петрович. Оба Самозванца, Шуйский, Семибоярщина — везде мы видим значительную роль Ляпунова в возвышении и низведении правителей. Карамзин описывал Прокопия Ляпунова как человека доверчивого, наивного, что совсем сомнительно, потому что по другим источникам, рязанский воевода держал Рязань и округу в железной руке, обладал огромным авторитетом среди земств и даже казацкой вольницы, судил-рядил, невзирая на чины и достоинства.

Богдан Бельский противник Бориса Годунова

Имя самого Прокопия Ляпунова первый раз упоминается при восстании против Богдана Бельского в Москве. Участники поставили пушку напротив Спасских ворот и требовали показать им молодого царя – Федора Ивановича, которому мог угрожать опекун Дмитрия Нагого, Богдан Бельский. Но многие историки сомневаются в стороне участия в этом восстании семьи Ляпуновых, иначе, почему при восшествии на престол Бориса Годунова, они подверглись опале. Кстати, именно Прокопий Ляпунов представлял Рязанское земство в 1598 году на Земском соборе и ставил свою подпись под избранием Годунова на царство.

Долой Годунова, да здравствует Самозванец!

С воцарившимся Годуновым Ляпуновы не поладили сразу, во-первых, они не получили никаких наград и чинов за избрание на царство и во времена его правления служили на Рязани или в понизовых городах. Брат Прокопия Захар был послан воеводой в Елец, откуда был вынужден бежать, за это был бит батогами, а во-вторых, запретил торговать с казаками заповедными товарами, такими как вино, оружие и доспехи, на продажу которых Годунов хотел ввести государственную монополию. А предприимчивые братья Ляпуновы, а было их всего пять, наладили массовую торговлю. Вследствие этого опять Захар Ляпунов был пойман на контрабанде и бит кнутами. Сюда же можно отнести общее разорение, голод и слабую верховную власть правительства Годунова. Нельзя не упомянуть общее отношение боярства и служивых людей к Борису Годунову, как к избранной, а не богоданной власти.

В 1604 году Борис Годунов приказал Рязани присоединить свое ополчение к царским войскам, чтобы разгромить войско самозванца Лжедмитрия I. Но Прокопий Ляпунов занял выжидательную позицию и никуда из Рязани не выдвинулся. А в 1605 году после смерти Годунова откровенно занял сторону самозванца. Он специально ездил в Москву, чтобы познакомиться и поддержать Лжедмитрия от Рязанской земли. Известно об участии Прокопия Ляпунова в событиях под Кромами, когда Басманный, презрев клятву сыну Годунова Федору, принес присягу самозванцу. Из «Карамзинского хронографа» мы узнаем, что братья Ляпуновы и их служилые люди тайно принесли клятву самозванцу и силой тягали бояр и воевод на присягу Лжедмитрию.

Так что, когда гонцы принесли в Рязань весть о смерти самозванца и восшествии на престол Василия Шуйского, Ляпунов был в гневе. Избрание это состоялось без участия земств и посадских людей, а только одной Боярской думой, что Прокопий Петрович счел незаконным и несправедливым. Поэтому вместо присяги новому царю Ляпунов с войском решил присоединиться к восстанию Болотникова И.И., так как прошел слух, что Лжедмитрий спасся. Предположительно были направлены гонцы в Путивль, где мог скрываться спасшийся Самозванец, но вернулись ни с чем.

Прощай Болотников, Шуйский на троне

По дороге к Москве Ляпунов понял, что выбрал не ту сторону. Люди Болотникова творили по пути следования разбой и грабежи. Убивали и насиловали,разоряли церкви. Поэтому, когда Прокопий Петрович вместе с Болотниковым и Пашковым дошел до Москвы и взял ее в осаду, он легко пошел на контакт с людьми Василия Шуйского. И в ноябре рязанцы ночью покинули лагерь и ушли в столицу, где были очень приветливо и радостно встречены. Прокопий Ляпунов получил от Шуйского чин думного боярина, что давало право участвовать в совете Боярской Думы. Для рязанского воеводы это был венец карьеры. В дальнейшем Прокопий Ляпунов участвовал в разгроме своего бывшего сотоварища Болотникова. Остатки восставших после пленения Болотникова в 1607 году влились в армию второго самозванца, идущую к Москве из Стародуба.

Еще один самозванец, Смоленск в осаде и поляки в Кремле

Много услуг Прокопий Ляпунов оказал Василию Шуйскому в период его правления. Воевал с Лжедмитрием II, в период наступления польско-литовских войск защищал Рязань и отбил несколько нападений. Когда Тушинский вор, не сумев взять Москву устроил осаду, Прокопий Ляпунов несколько лет снабжал город продовольствием по реке Оке. В те смутные годы многие дворяне, чтобы добиться карьерного роста и увеличить свои наделы, приносили присягу то одному властителю, то другому. Но пока служили, делали это честно и со всем прилежанием. Помимо высокого титула царь Василий даровал Ляпунову множество дорогих подарков, показывающих милость трона.

Племянник царя, Михаил Скопин-Шуйский

В это время высоко всходила звезда племянника царя Михаила Скопина-Шуйского. За успешную борьбу с поляками в северских землях был он любим народом и уважаем служивыми людьми. В нем видели замену все более слабеющей власти Василия Шуйского. Что побудило Прокопия Петровича написать Михаилу письмо и поздравлять с будущим воцарением? Возможно, Ляпунов просто озвучил то, что было у всех на устах. Что именно было в этой грамоте, так предусмотрительно сожженной Скопиным-Шуйским? Действительно ли Прокопий Петрович поздравлял Михаила с будущим избранием или просто прощупывал почву, обещая поддержку земств? Однако известно, что хотя Скопин-Шуйский и сжег письмо и выгнал курьеров, кто-то из послухов донес об этом ревнивому и мнительному Василию Шуйскому. Через три месяца на пиру Михаил был, предположительно, отравлен вином.

Эта нежданная смерть возмутила Прокопия Петровича и он начал рассылать по всем городам грамоты, где обвинял в убийстве Михаила Скопина-Шуйского царя Василия и призывал к свержению власти. Напомним, что в этот период времени Прокопий Ляпунов пользовался огромным авторитетом среди земства и служивых людей.

Нашествие поляков и свержение Василия Шуйского

Ко всем бедам разоренной страны на Россию двинулась армия Сигизмунда, который хотел поставить царем своего сына Владислава на шаткий московский трон. Как бы сейчас был кстати молодой талантливый полководец Скопин-Шуйский, но нет его уже.

Пришлось царю Василию посылать войско для отражения польско-литовских интервентов под командованием своего брата Дмитрия, который позорно проиграл сражение и бежал. Положение Василия Шуйского с каждым днем становилось все хуже и хуже. Припоминали ему, что сел он на трон самовольно, выбранный только Боярской Думой и оттого все беды на Руси, что царь, де, не настоящий. Держался Шуйский на троне только благодаря поддержке патриарха московского Гермогена, который хотя и был против избрания Шуйского, но считал, что раз тот миропомазан, то и нельзя его свергать. Это был очень сильный и интересный человек, мы обязательно расскажем о нем в других статьях. И в этот трагический момент нашей истории на первый план опять выходят Ляпуновы. Пока Прокопий Петрович пытался из Рязани призвать города к неповиновению Шуйскому, Захар Ляпунов и его служилые люди разжигали недовольство народа в Москве. Известно, что Захар с толпой приходил во дворец к Шуйскому и хамски с ним разговаривал, требуя отречения от престола. Около Серпуховских ворот состоялось собрание бояр, дворян и посадских людей, которые решили просить Василия вселюдно отречься от трона. Только очень немногие бояре и патриарх были против этого решения. Решение народа принес Василию Шуйскому его свояк. Тому ничего не оставалось кроме как отречься и съехать с Кремля в свой дом.

После свержения Шуйского было послано сообщение в лагерь Тушинского вора, чтобы отстали от Самозванца и объединились ради отражения польской угрозы. Но получили в ответ только насмешки. Такой печальный конец никто не предвидел, и страна осталась совсем без руководства. Думали уже опять звать Шуйского на царство. Однако, предвидя такой момент, Захар Ляпунов со служивыми людьми ворвались в дом Шуйского и насильно остригли его в монахи. Напрасно патриарх рассылал проклятия на голову Захара и его приспешников, дело было сделано. Шуйскому никогда не взойти обратно на трон.

Семибоярщина и попытка договориться с Сигизмундом III

Наступило тяжкое время Семибоярщины, когда страной управляла Боярская дума. В это время Прокопий Петрович Ляпунов пытается уговорить патриарха Гермогена призвать на трон царевича Владислава. Скрепя сердце, Гермоген согласился, однако с условием, чтобы польский королевич принял православную веру и не чинил никаких препятствий православию.

Посольство не увенчалось успехом. Сигизмунд, озлобленный длительной осадой Смоленска, потребовал сначала сдать город, а потом он подумает, стоит ли отдавать им на царство своего сына. И требовал допустить поляков в Москву. Поляков пустили в самое сердце Москвы и послали указание в Смоленск с приказом сдаваться. Но воевода Михаил Шеин и жители Смоленска отказались от сдачи и решили стоять до конца. Такое мужество и ненависть к польско-литовским оккупантам стало стимулом для дальнейшей борьбы с захватчиками.

А поляки хозяйничали в Москве.

 Патриарха Гермогена посадили под стражу за то, что он возбуждал народ не целовать крест Владиславу, пока он не перекрестится в православную веру. Там в узилище он и умрет голодной смертью.

Предательство поляков и сбор Первого ополчения

Рязанский воевода Прокопий Ляпунов, возмущенный предательством поляков, начал собирать города и веси для борьбы с польской интервенцией:

«Встанем крепко, приимем оружие Божие и щит веры, подвигнемся всею землею к царствующему граду Москве и со всеми православными христианами Московского государства учиним совет: кому быть на Московском государстве государем. Если сдержит слово король и даст сына своего на Московское государство, крестивши его по греческому закону, выведет литовских людей из земли и сам от Смоленска отступит, то мы ему государю, Владиславу Жигимонтовичу, целуем крест и будем ему холопами, а не захочет, то нам всем за веру православную и за все страны российской земли стоять и биться. У нас одна дума: или веру православную нашу очистить, или всем до одного помереть».

Такое воззвание и авторитет Прокопия Петровича подвигли служилых и посадских людей на сборы. Во всех городах зачитывались его послания и делались копии, посылаемые в другие места. Люди вооружались, приносили провиант, собирали сходки, где приносили клятву крестным целованием постоять за веру христианскую и русский народ. Такое воззвание эхом отозвалось в сердцах русских людей, пострадавших от жадных польских интервентов.

Уже в марте первое ополчение под предводительством Прокопия Петровича Ляпунова подошло к стенам Москвы. В ряды первого ополчения входили русские посадские и служилые люди из разных городов, в том числе и Зарайский князь Дмитрий Пожарский, и даже бывшие соратники Тушинского вора Трубецкой Д.Т. и Заруцкий И.М. с казацкой вольницей.

За несколько дней до подхода первого ополчения москвичи подняли восстание против поляков. Чтобы расправиться с восставшими, поляки подожгли город. Деревянная Москва моментально вспыхнула и горела три дня, множество людей погибло. Историки по источникам насчитывают около 7 тысяч жертв. Сами поляки укрепились в Кремле и Китай городе, а на улицах Москвы уже стояли ополченцы. А между ними огромное черное кладбище, полное сгоревших людей, которых никто не хоронил.

Было принято решение осадить Москву, поскольку количество войск вполне позволяло устроить городу полную осаду и не допустить прохода польских отрядов на выручку осажденным и перекрыть подвоз продовольствия. Со всех сторон стекались русские люди в ополчение Ляпунова, готовые защищать свой народ и веру православную.

Первое ополчение

Руководителями Первого ополчения были князь Трубецкой, атаман Заруцкий и земский воевода Прокопий Ляпунов. По старшинству и знатности возглавлять ополчение должен был князь, но жесткий и непримиримый Ляпунов никому не уступил первенства и был главенствующей фигурой. 30 июня 1611 года была собрана Дума первого ополчения для восстановления порядка и учреждения приказов: разрядного, земского, разбойного и поместного. Верховная власть вручалась трем воеводам: Трубецкому, Заруцкому и Ляпунову, только их грамоты и указы имели силу. Впрочем, в случае недовольства, Дума ополчения могла сместить выбранных. В списке выбранных Прокопий Петрович занимал только третье место, однако именно он был наиболее авторитетной фигурой, именно под его знамена собирались русские люди, именно его видели в качестве вождя.

Когда в товарищах согласья нет…

Ляпунов, Трубецкой и Заруцкий — представители разных сословий и преследовали разные интересы, которые порой затмевали общую цель – выгнать поляков из Москвы. Например, при составлении Земского договора был принят пункт о возвращении беглых холопов, что возмутило казачество, в воинстве которого было достаточно утекших людей. Это недовольство вызывалось и строгим наказанием за грабежи и разбой. Негодование казацкой вольницы было весьма на руку атаману Заруцкому, преследовавшему свою цель – посадить на трон Марию Мнишек, бывшую жену обоих Самозванцев, и ее сына (предположительно от Заруцкого) и быть при них властителем. Князь же Трубецкой был обижен, что его отстранили от руководства, хотя он являлся старшим по чину. Их обоих считают причастными к смерти Прокопия Ляпунова, хотя лично они при этом не присутствовали, что тем более подозрительно.

Убийство Прокопия Петровича и Ивана Ржевского

Дата рождения Прокопия Ляпунова нам неизвестна, но время смерти — очень хорошо. Поляки, обеспокоенные активностью ополчения, снеслись с атаманом Заруцким и подготовили поддельную грамоту от имени Ляпунова. Якобы в той грамоте Прокопий Петрович приказывал всячески уничтожать казаков, а также излагал планы полнейшего истребления их вольницы. Распространение подобной клеветы вызвало в казацких войсках обоснованное негодование. Помимо того, что Ляпунов своими указами подавлял их действия по ограблению и глумлению над местным населением, так он решил их вкорень уничтожить.

22 июля 1611 года казаки вызвали Ляпунова на судилище, то есть на круг. Прокопий Петрович подозревал ловушку и отказывался идти, но когда влиятельные лица от казаков пообещали ему полную безопасность, был вынужден идти. Вместе с ним пошел и его давний недруг Иван Ржевский. После предъявления обвинений, которые Ляпунов с пылом отверг, назначенные Заруцким убийцы накинулись на него с саблями и зарубили. Убит был также и Иван Ржевский, уверенный в невиновности Прокопия Петровича и вставший на его защиту.

Так закончил свою жизнь этот неординарный, сильный и гордый человек, сумевший собрать воедино и объединить разные сословия страны. Автору этой статьи хотелось бы более положительно отразить биографию Прокофия Петровича Ляпунова, однако не будем забывать, что Смутное время крайне бедно на полностью положительных героев. Были ошибки, были просчеты, но ум и величие человека состоят и в том, что он не боится в них признаваться и не боится их исправлять.

***

Со смертью Прокопия Петровича Ляпунова распалось Первое ополчение. Дворяне и служивые люди покинули лагерь, а у казаков Заруцкого не хватило сил держать круговую осаду вокруг Москвы. Так польско-литовские войска по-прежнему получали подкрепление и провиантом и войсками. Заруцкий и Трубецкой под стенами дождались второго ополчения, которое соберет уже посадский человек Кузьма Минин.




Оставить комментарий