Ямальская археология: от древности к инновациям

2 июля 2015 | Категория: Россия | Метки: ,

В начале июля ямальские ученые начнут работу на памятниках Усть-Полуй и Ярте-6. Результаты исследований вызывают огромный интерес как у их коллег в стране и за рубежом, так и у жителей округа, ожидающих очередных сенсационных находок, подобных, например, зеленоярской мумии. Однако заведующая сектором археологии научного центра изучения Арктики, кандидат исторических наук Наталья Фёдорова предостерегает против совсем уж дилетантского взгляда на профессию.

«Нас воспринимают как тех, кто копает и находит, — сказала она. — Но это только способ добывания источников. Археология — это фундаментальная наука, дающая ответы на очень многие вызовы современности. Не зная корней, трудно понять, что происходит сейчас. Мы пытаемся эти ответы найти. Современная археология — наука мультидисциплинарная. Современный археолог не может работать по старинке: выкопал, классифицировал черепа, поставил точку, что-то объяснил. Сейчас это наука, которая включает в себя флору и фауну, геологию, климат и так далее. Поэтому без специалистов соответствующих дисциплин мы сейчас не работаем».

По убеждению Натальи Федоровой, современная археология, особенно арктического пояса, это наука без границ. Сейчас в культурах всего циркумполярного пояса фиксируются настолько общие явления, что совершенно естественна заинтересованность иностранных коллег работами ямальцев и наоборот. Главное в их исследованиях — это история адаптаций к условиям среды от древности до современности с выходом на традиционные культуры коренных малочисленных народов Севера, существующие и поныне.

Интересует археологов и история культуры, в том числе духовной. Она включает в себя феномен древних святилищ, взаимодействие древних людей с остальным миром и так далее. Наталья Федорова обращает внимание на частое употребление Владимиром Путиным термина «экономическое пространство шелкового пути». «Шелковый путь — это древнейший торговый путь, который связывал Запад и Восток, начиная с первого века до нашей эры и заканчивая первыми веками нашей эры, — пояснила археолог. — Он еще называется путем диалога. И это не случайно. Сегодня у нас только ленивый не знает про Северный широтный ход. Проведенные исследования отсылают историю этого маршрута к девятому-одиннадцатому векам. Мы даем всем этим идеям историческую основу. Наши находки стимулируют изучение таких явлений в исторической перспективе».

Археологический сезон на Усть-Полуе станет итоговым

Старший научный сотрудник сектора археологии отдела археологии и этнологии центра изучения Арктики Андрей Гусев рассказал, что полевой сезон на археологическом памятнике Усть-Полуй участники экспедиции на обозримое будущее хотели бы сделать итоговым и в последующие годы сосредоточиться на изучении накопленных материалов.
«В течение девяти лет мы вели последовательные раскопки на неизученных прежде участках, — объяснил он. — Их цель помимо получения артефактов — выяснение и реконструкция объектов, представленных на памятнике. Это остатки очагов, каменных выкладок, деревянных настилов, мест, где плавили металл, резали рог и кость. Необходимо выяснить взаимосвязь и расположение внутри памятника этих объектов, которые зачастую увязываются с самими находками и артефактами. В этом году мы собираемся провести завершающие работы в той части Усть-Полуя, где расположен вход».

Андрей Гусев полагает, что Усть-Полуй — это древнее святилище, и последние годы в процессе изучения памятник позволяет поставить новые вопросы и проблемы, которые прежде его исследователи всерьез не учитывали. Помимо места для ритуалов жертвоприношения, Усть-Полуй оказался сложным комплексом остатков, состоящих из самого разного рода производственных манипуляций, изготовления на месте большого ассортимента связанных с культами вещей. Это могут быть роговые и костяные, а также деревянные изделия, в том числе скульптуры явно сакрального предназначения — фигурки идолищ и духов. Найдены следы производства и обработки тканей, которые, по-видимому, две тысячи лет назад использовались для проведения и осуществления различных ритуалов, а также кожаных изделий. Традиционно в археологии связана с сакральным свойством отливка бронзовых изображений, которые на Усть-Полуе представлены как в виде, вероятно, принесенных на памятник фигурок, так и в виде отлитых на месте, свидетельство чего — остатки металлоплавки.

«В результате мы видим историческую картину в куда более сложном виде, чем фиксировалось совсем недавно или в наши дни, — отметил Андрей Гусев. — В этом отношении археология при всех общих задачах изучения дисциплины отдельных эпох на примере конкретных исторических памятников на примере Усть-Полуя позволяет узкие локальные вопросы отнести к определенным аспектам древней истории. Это изучение древних сакральных производств и производств вообще, поскольку археологам сложно обнаружить технологические остатки в поселениях. Это редкие случаи. И Усть-Полуй в этом плане совершенно неординарный объект, он представлен самыми разноплановыми остатками производственных и сакральных процессов».

Исследователи комплекса Зеленый Яр больше узнают о питании людей того времени

В этом году участниками раскопок археологического комплекса Зеленый Яр станут десять человек, в том числе научные сотрудники из Сыктывкара, Новосибирска, аспиранты из Санкт-Петербурга, продолжится сотрудничество с полевым антропологом из Екатеринбурга Евгенией Святовой.

Научный сотрудник центра изучения Арктики Александр Гусев напомнил, что Зеленый Яр состоит как минимум из трех комплексов: это литейная мастерская шестого-седьмого века нашей эры и двух могильников: восьмого-девятого и двенадцатого-тринадцатого веков. За 2012-2013 годы археологи исследовали шестнадцать погребений, два из них содержали мумифицированные останки людей, а также два кострища и древние хозяйственные ямы. Этим летом, обращаясь к магнитосъемке, проведенной в 2013 году, ученым предстоит вскрыть около шести-семи погребений и несколько кострищ.

Новшеством в исследовании памятника Александр Гусев назвал взаимодействие с сотрудником института проблем освоения Севера Сергеем Слепченко, который специализируется на исследованиях описторхоза погребенных. «Грунт с тазовой части погребения отправляется на анализы, — рассказал научный сотрудник. — По ним определяется, страдал ли человек этим заболеванием, дошедшим до наших дней. Его симптомы известны: высокая температура, озноб, лихорадка. В прошлом году мы исследовали одно детское погребение, подтвердилось, что ребенок, умерший в возрасте от полугода до двух лет, уже страдал описторхозом и, возможно, умер именно от него. Вероятно, его кормили мелко нарезанной рыбой, потому что у матери не было молока».

По словам Александра Гусева, результаты этих исследований помогают больше узнать о питании погребенных при жизни, а также о миграционных процессах населения и санитарном состоянии общества.

Городище Ярте-6 исследуют с помощью инноваций

В этом сезоне на городище Ярте-6 археологи займутся полевыми исследованиями. Часть поселения, городища, хозяйственного комплекса останутся в нетронутом виде. Старший научный сотрудник центра изучения Арктики Андрей Плеханов объяснил это решение развитием методик, появлением новых подходов, возможностью привлечения из других регионов ученых с новыми методиками, воззрениями, чтобы оставшуюся часть памятника исследовать с помощью инноваций. В этом полевом сезоне продолжится вскрытие поверхности, которая находится непосредственно на площадке городища.

Андрей Плеханов отметил, что последние раскопки и изучение тундры свидетельствуют о том, что городище — это не столько поселение, сколько хозяйственный центр, вокруг которого сосредоточены стоянки и поселения примерно этого же времени. Они, в основном, исследованы только в процессе разведок и стационарным раскопкам не подвергались. Это запланировано на 2016 и последующие годы.

Археолог рассказал, что в этом году, как и в прошлом, на Ярте-6 приедут коллеги из-за рубежа. Представители науки из Франции, Чехии, Эстонии, Латвии и Великобритании прямого участия в раскопках принимать не будут, они займутся естественными, геологическими и другими анализами. Например, исследуют почву на соляные остатки. Доказательство того, что древние кочевники использовали для подкормки оленей соль, которой нет на Ямале, поможет проследить их миграцию, распространение торговых и хозяйственных связей.

Также зарубежные коллеги проведут анализ почв на липиды. Он связан с остатками разложения животных, которые присутствовали на той или иной территории. «Это энергоемкое и сложное получение проб, — отметил ученый. — Таким образом нарабатывается обширная база по всей Евразии и циркумполярному региону. На основе этого анализа можно узнать, какие именно животные здесь присутствовали». Будет проведена и магнитная съемка, которая позволит, без разрушения культурного слоя, утверждать, прилегал ли к производственной площадке городища поселенческий слой.

Молодые ученые научились искать древние поселения

Наталья Федорова рассказала об интересном направлении деятельности научных сотрудников центра изучения Арктики Даниила и Ольги Тупахиных. Они исследуют памятник Горный Самотнёл-1, который датируется третьим тысячелетием до нашей эры, и не только. По словам заведующей сектором, молодой ученый вплотную занялся изучением геологии и климата. И настолько успешно, что может примерно подсказать, где есть смысл искать поселения древних эпох. Для их местонахождения нужен не только высокий сухой берег, но еще и наличие каменных включений, потому что возить с Полярного Урала хороший камень затруднительно, а для повседневной жизни необходимо пополнение запасов. Места с выходом галечника, большим включением камней встречаются далеко не везде.

Также Даниил и Ольга Тупахины исследуют такую важную отрасль, как рыболовство. Раньше считалось, что искать поселение на Большой Оби не перспективно, потому что рыболовством занимаются на маленьких речках. Выяснилось, что ничего подобного, в некоторые периоды истории нашего региона сетевое рыболовство было очень развитым и являлось основой адаптации. Потом менялся климат, менялась ситуация, и поселения уходили с Большой Оби, они начинали ориентироваться на охоту. Волнообразность развития местной экономики очень хорошо фиксируется учеными. В этом году они проведут только разведочные обследования южной части полуострова Ямал. Нужно выяснить, что было на той территории.

Ольга Ефремова,
ИА «Север-Пресс».


Похожие записи:


Оставить комментарий