Атака легкой бригады (Крымская война)

Англии не повезло в Крымской войне. Особенно ярко неудачи и неточный расчет англичан показаны в самоубийственном наступлении, вошедшем в историю как Атака легкой кавалерии.

Погнавшись за десятком пушек, британцы потеряли множество блестящих офицеров, составлявших расцвет нации. А атака не принесла никаких тактических преимуществ силам коалиции. До сих пор мнение об этом маневре остается неоднозначным.

бой

Предпосылки

В Британии для Крымской войны собрали большую армию, названную Восточной. Солдаты прибыли на кораблях, вставших на рейдах в Евпатории и у Балаклавы. На суше, вблизи Федюхиных гор, стояла кавалерийская дивизия, призванная охранять дороги между Севастополем и главной ставкой союзников.

Состав дивизии:

  • тяжелая бригада под командованием шотландца генерал-майора Д. Скарлетта, включающая в себя 5 кавалерийских полков (около 1500 конников);
  • легкая бригада под началом генерал-майора Д. Б. Браднелла, графа Кардигана, включающая 4-й и 13-й легкие полки драгун, 17-й полк улан, 8-й и 11-й полки гусар. Также около 1500 человек;
  • имелись 2 батареи артиллерии: всего 12 пушек.

Легкая кавалерия состояла из элиты британского дворянства, так как именно в эту бригаду набирались исключительно представители самых знатных фамилий. Среди погибших в безумном наступлении был даже предок У. Черчилля.

Бегство турок

Главнокомандующий русской армией князь А. С. Меньшиков принял решение разбить коммуникацию неприятельских сил с частями, осаждающими Севастополь. И отправил большую бригаду в 16 000 солдат к речке Черной, отдав ее под командование генерала П. П. Липранди.

Рано утром 25 октября началась атака неприятеля, а около 8 утра уже взяли первый редут турок, затем и 3 остальных. Турецкое войско сбежало, побросав все оружие, в том числе 9 английских пушек, охранявших редуты.

Приказ не понят?

В то время артиллерия была не только оружием, но и своеобразным символом, так как использовалась вместо знамени для каждой артиллерийской части. На пушках гравировали знаки отличия армии и государства. Даже полностью непригодные орудия забирали как трофеи. Кстати, многие высшие военные награды в Британии тех времен были отлиты из бронзовых орудий русской армии.

Прибыв на поле боя, лорд Реглан вместе с французским генералом Канробером обратили внимание, что русские солдаты увозят пушки. Реглан, указав на это, заметил, что не хотелось бы отдавать русским трофеи. Канробер сказал, что незачем атаковать врага, пусть он сам идет, ведь у союзников в данный момент превосходная позиция.

Но Реглан решил не прислушиваться к словам француза и велел генералу Эйри написать записку для лорда Лукана. А письмо передал капитан Нолэн. Это был приказ немедленно выдвигаться к фронту, чтобы в преследовании отобрать захваченные пушки у врага. Реглан добавлял, что к кавалерии может присоединиться конная артиллерия и их прикроют с левого фланга конники французов.

Позже Реглан заверял, что Нолэн должен был передать на словах, что приказ выполняется по возможности. Однако или Нолэн забыл об этом, или Реглан просто оправдывался, перекидывая ответственность на простого капитана. Лукан заявил, что Нолэн ничего не сказал, когда передавал приказ.

картина

Вильям Симпсон «Атака лёгкой кавалерии под Балаклавой», 1855 г.

Безумное наступление

Прочитав записку от командующего, лорд Лукан поинтересовался, о каких орудиях идет речь. Капитан Нолэн взмахнул рукой, как бы указывая на дальний конец поля сражения. Лукан понял это как приказ атаковать позиции русских. Что имел в виду Нолэн, неизвестно, так как он погиб в атаке легкой бригады.

Лукан отдал приказ лорду Кардигану, чтобы он собрал бригаду в 673 (другие источники утверждают, что было 607 или 661) бойца и атаковал русских, идя посередине долины между горами и уже захваченными укреплениями.

Кардиган, до начала Крымской войны никогда не принимавший участия в боях, стал возражать. Он говорил, что равнина окружена тяжелой русской артиллерией и стрелками, засевшими в окружающих горах. Ответ Лукана был прост: «У нас есть выбор? Приказ нужно выполнять!»

Уильям Рассел, журналист, очевидец событий, описал, как бригада помчалась под шквальным огнем пушек с правого редута, залпами ружей и штуцеров. «Амуниция и оружие блестели в солнечных лучах, кавалерия гордо мчалась по долине смерти. Невероятно! Эти люди пошли в атаку на грозную армию, стоящую в боевом порядке? Увы, но это так. Их отвага была безграничной до такой степени, что благой разум остался позади!»

Русское войско не ожидало такого молниеносного наступления. Легкая кавалерия смогла пролететь под артиллерийскими и ружейными залпами и прорвалась к Донской батарее. Находившиеся рядом гусарские полки (Ингерманландский, Киевский, Уральский казачий) не успели организоваться, и бригада смогла отбить свои орудия. Тогда в дело вступили три эскадрона Сводного полка улан под командованием подполковника Еропкина и с фланга разбили англичан, которые уже возвращались назад с отобранными пушками. Бригада была рассеяна. Погибло много офицеров и солдат. Отступая, выжившие англичане снова попали под огонь русских.

Со слов У. Рассела, «даже полубоги не могли сделать больше». Остальное войско союзников наблюдало за тем, как безумная бригада ворвалась на батарею, затем смотрели, как смельчаки возвращаются, разбив колонну русских пехотинцев. Но тут их разметает залповым огнем с холмов. Израненные конники без коней бежали к своим войскам. Это был провал. И к полудню на поле боя остались только умирающие и уже мертвые британские солдаты. Репортаж с поля боя был опубликован в газете «Таймс».

Француз, генерал Пьер Боске, участвовавший в Балаклавском сражении, сказал знаменитые слова: «Это великолепно! Но тут не война, а безумие!» Альфред Теннисон написал печальное стихотворение, посвященное этой безумной авантюре: «Долиною смерти… Скакали шестьсот / Легкая мчалась в атаку бригада. Право, нужна ли такая бравада?» (в пер. К. Николаева).

Потери британцев

Данные о потерях англичан в этой безумной атаке расходятся:

  • Рассел посчитал количество вернувшихся солдат на месте и оценил потерю в 409 человек;
  • Кардиган считал на следующий день и сделал запись в своем дневнике – 300 человек убитых, раненых и попавших в плен, 396 лошадей;
  • Карлторп, личный секретарь Реглана, в 1856 г. издал книгу, где называл число убитых и пропавших – 156, раненых – 122, потерянных коней – 335;
  • Марк Адкин, британский ученый наших дней, пишет, что убитых в бою было 103 человека, 7 умерли от ран, 130 раненых пришли обратно, 58 солдат попали в плен;
  • Алексей Васильев, российский исследователь: 102 – убитые (в том числе 9 офицеров), 129 – раненые (11 офицеров), 58 – в плену (в т. ч. 2 офицера). От ран скончались 7 солдат, и еще 9 в плену. Не досчитались 362 лошадей.

Атака легкой кавалерии под Балаклавой наделала много шума в Лондоне. Сначала виновников этого провала осуждали, предавали анафеме. Но потом позорная история стала героической. Британские историки пишут, будто мужественные и доблестные английские офицеры числом всего лишь в 600 человек смогли чуть ли не обратить в бегство всю русскую армию.

17 февраля 2020
Оставить комментарий