Охота на Ведьм в Средневековье

Смертная казнь за колдовство появилась еще за 2 тыс. лет до н. э. в Месопотамии. Подозрительно к женщинам относились и в античности, но наибольшего размаха борьба с ведьмовством достигла в средневековой Европе. С XV по XVII столетия почти вся Европа была объята кострами инквизиции. В колдовстве обвинялись не только женщины, но и мужчины, и дети. Что могло вызвать эту массовую истерию?

Период активной борьбы с колдовством выпал на время, когда Европа страдала от войн, эпидемий и голода. Экономическая система большинства западноевропейских стран перестала быть эффективной. Люди суеверны и склонны неудачи объяснять порчей или происками потусторонних сил. Все это набрало особой концентрации и вылилось в гонения подозрительных личностей. Церковь, авторитет которой в Средние века был безусловным, возвела колдовство в ранг смертного греха, а ведьм объявила приспешницами дьявола. Считалось, что чем больше их будет истреблено, тем быстрее все наладится.

До XIV века казни не были распространены повсеместно. Но после бывали дни, когда казнь проводили одновременно над 400 ведьмами. Когда папа Иннокентий VIII издал буллу о ведьмах, которая запустила механизм безумия, костры запылали везде — горели Бельгия, Италия, Франция. Особенно жестокие гонения были в Германии.

Стать жертвой инквизиции мог кто угодно: будь человек слишком толстым, слишком красивым или, наоборот, увечным — каждый мог оказаться на костре. Любая бросающаяся в глаза особенность была доказательством сотрудничества с дьяволом. Широко были распространены доносы, а судьи соревновались в том, кто больше отправит грешников на костер.

Обрекать на смерть могла не только церковь. Известно, что в Гессене во главе трибунала был обычный солдат, а его присяжными были крестьяне. Охота на ведьм была богоугодным делом для обоих ответвлений христианства средневековой Европы. Вожди протестантов часто лично принимали участие в казнях. Кальвин, например, предлагал подкладывать в костер сырые дрова.

Одними сожжениями охота на ведьм не ограничилась. Отдельного внимания заслуживают пыточные инструменты, которые применялись для того, чтобы выбить из ведьмы признание. Применялось все, на что только хватало фантазии: дыба, “ведьмино кресло”, раскаленное железо. “Отметка дьявола”, обнаруженная на теле подсудимого расценивалась как неоспоримая улика в его связи с нечистью. Это могла быть родинка, родимое пятно, веснушки и многое другое. На основе этого предположения современные специалисты придерживаются идеи о том, что инквизиция на самом деле таким радикальным образом боролась с прокаженными.

Ведьмино кресло

Часть специалистов по Средневековью полагают, что так церковь боролась с зачатками феминизма. На ум приходит казненная в 1431 году Орлеанская дева Жанна д’Арк, которая, вопреки устоям того времени, командовала войском в Столетней войне.

Жанна д’Арк

К середине XVIII века, когда общий уровень образования вырос, а условия жизни значительно улучшились, гонения на ведьм прекратились. Развитие медицины позволило научно объяснить некоторые особенности человеческого тела, за которые раньше могли предать огню. Судебные разбирательства по обвинению в колдовстве запретили на законодательном уровне, но отдельные процессы устраивали еще сотню лет. Последнюю ведьму сожгли в 1860 году. В целом от человеческого невежества от инквизиции пострадало около 80 тыс. человек.

Наш блог в Дзене
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-549369-9', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-549369-9', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"+"ipt>"; cachedBlocksArray[85881] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-549369-3', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-549369-3', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"+"ipt>"; cachedBlocksArray[85880] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-549369-6', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-549369-6', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"+"ipt>"; cachedBlocksArray[85878] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-549369-1', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-549369-1', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"+"ipt>";