В Андах обнаружены высокогорные стоянки первобытных людей

Археологи в гроте Кункайча
В перуанских Андах, на высоте 4500 метров над уровнем моря, обнаружены следы пребывания доисторического человека — это самая высокая точка, куда добирались первобытные люди, сообщается в журнале Science. Ученые пока не представляют себе, как обитатели стоянок в Андах (датируют их десятым тысячелетием до нашей эры) могли выживать в условиях низкого содержания кислорода, мощной солнечной радиации и экстремальных холодов.

Международный коллектив археологов исследовал две стоянки: грот Кункайча, где первобытные люди жили круглый год, и расположенную выше стоянку Пукунчо. Скорее всего, на территории вокруг Пукунчо охотились на лам-вигонь. Миграции этих высокогорных животных проходят в известном и предсказуемом ритме. Хотя охотники теоретически могли оставаться там круглый год, сезон дождей и опасность переохлаждения, а также необходимость поддерживать контакты с соплеменниками и собирать съедобные растения заставляла их периодически спускаться в другие районы.

В гроте Кункайча обнаружили закопченные потолки (что свидетельствует об использовании огня) и наскальные рисунки. Там же нашли многочисленные каменные орудия (из обсидиана, андезита, яшмы), применявшиеся для охоты и разделывания туш убитых животных — лам-вигонь и гуанако.

Ученые пока не поняли, потребовала ли жизнь на такой высоте от охотников-собирателей особых генетических механизмов адаптации, или же климат Анд конца плейстоцена был гораздо мягче, чем считалось раньше. Так или иначе, люди приспособились к экстремальным высокогорным условиям спустя всего две тысячи лет после своего появления на южноамериканском материке: то есть акклиматизация по биологическим меркам произошла в поразительно короткие сроки.

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-549369-9', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-549369-9', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"+"ipt>"; cachedBlocksArray[85881] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-549369-3', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-549369-3', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"+"ipt>"; cachedBlocksArray[85880] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-549369-6', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-549369-6', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"+"ipt>"; cachedBlocksArray[85878] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-549369-1', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-549369-1', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"+"ipt>";